персональный сайт
Ткаченко Виктора Викторовича
Гаврилин Павел Фёдорович - командир звена 402 ИАП

Гаврилин Павел Фёдорович - командир звена 402 ИАП

Гаврилин Павел ФёдоровичГаврилин Павел Фёдорович (1920 - 1995)

Родился: 12 февраля 1920 года в селе Малиново (ныне Пильнинского района) Горьковской области, в семье рабочего.
После окончания 8 классов школы в городе Ступино Московской области работал электриком.
С 1940 года в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков. Затем служил в Приморье.

С Апреля 1943 года на фронтах Великой Отечественной войны. К концу войны командир звена 402-го истребительного авиационного полка (265-я ИАД, 3-й ИАК, 16-я ВА, 1-й Белорусский фронт ) лейтенант П. Ф. Гаврилин совершил 257 успешных боевых вылетов. Проведя 54 воздушных боя, сбил 22 самолёта лично и 1 - в паре. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 Мая 1946 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, Павлу Фёдоровичу Гаврилину присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№7012). Награждён орденами Ленина, Красного Знамени (трижды), Отечественной войны 1-й степени (дважды), Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды (дважды), медалями. После войны продолжал службу в ВВС. С 1955 года подполковник П. Ф. Гаврилин - в запасе. Жил в Солнцево (Москва).

Умер 10 Апреля 1995 года. Похоронен в Москве, на Хованском кладбище.

* * *

Это случилось весной 1944 года, когда Крымская операция была в самом разгаре и наши подвижные части гнали немцев через весь Крым. У авиации в эти дни было много работы. Летали на бомбёжки, на штурмовки, на патрулирование. Постоянно случались стычки с немецкими истребителями и бомбардировщиками...

11 апреля лётчик - истребитель старший лейтенант Павел Гаврилин сбил 3-х немцев. Назавтра с самого раннего утра Гаврилин уже снова сидел в кабине своего самолёта, отправляясь на новое задание. Вместе со своим ведомым Младшим лейтенантом Константином Алексеенко он пошёл на прикрытие наших войск. Идя по маршруту, он увидел, что с немецкого аэродрома поднимается транспортный Ju-52, а следом за ним истребитель Ме-109. Гаврилин тотчас занялся "Юнкерсом", и подбитый немец пошёл к земле. "Мессер" пытался в это время атаковать Гаврилина, но был сбит напарником.

Вслед за тем Гаврилин встретил группу немецких бомбардировщиков и гнал их до самого Севастополя. Возвращаясь домой, Гаврилин заметил скрытый меж холмами немецкий аэродром. С аэродрома поднимались 4 Ме-109. Алексеенко, у которого кончалось горючее, к тому времени ушёл домой. Гаврилин был одни. Запаса высоты не было, так как Гаврилин шёл не бреющем. Всё же он решил драться и вступил в бой с 4 немецкими истребителями. Бой начался на высоте 150 метров и кончился на высоте 3000 метров. Это был очень трудный и сложный бон. И Гаврилин выиграл его. Он сбил одного немца, и тот упал горящим на крымскую землю. Потом он сбил 2-й "Мессер" и видел, как из него выпрыгнул парашютист. Гаврилин атаковал парашютиста, но в это мгновение снаряд пробил бронеспинку и тяжело ранил Гаврилина в голову и спину.

Теперь Гаврилин, уже раненный, должен был драться с оставшимися 2-мя "Мессерами". На дно кабины капала кровь, слабеющие руки не повиновались. И всё же Гаврилин сумел обмануть немцев и выйти из боя. Теперь он был один в воздухе. Но до дома он дотянуть уже был не в состоянии. Он слабел и едва различал землю. Она качалась и плыла перед его глазами - смутная и желанная. Теряя сознание, он посадил машину на живот. Рука автоматически выключила газ, и он потерял сознание. Машина проползла по земле несколько десятков метров и остановилась. Лётчик сидел, в ней неподвижно. Он ничего не видел перед собой, не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. И всё же он очутился на земле. Какая сила подняла его из сиденья и заставила ползти по земле ? Воля бойца, который бьётся до тех пор, пока в нём теплится хоть искра жизни. Он очнулся на земле, в стороне от самолёта. Он не помнил того, как выбрался из кабины, как шёл, пошатываясь, словно пьяный, по полю, как упал, полз. Потом он пришёл в себя. Враги были вокруг. Их гнали от Перекопа на юг. Убегающие, они были ещё более злобными, и попадись им в руки советский лётчик, они растерзали бы его. Гаврилин залез в воронку, а когда стемнело, кое-как выбрался из неё и постучал в дверь первого попавшегося дома на околице незнакомого ему села. Он отдавал свою жизнь в руки тех, за кого сражался.

В этом ветхом домике жил колхозник Гавриил Лазаревич Талалов. Дверь открыла жена его Александра Ивановна. Увидя окровавленного лётчика, она отступила на шаг. Потом кинулась к лётчику. Вместе с выбежавшим в сени мужем она втащила Гаврилина в дом и крепко замкнула дверь. Кругом сновали немцы, а в накрепко замкнутом домике шла потайная торопливая работа. Талаловы стянули с Гаврилина комбинезон и спрятали. Потом они сняли с него окровавленное белье, обмыли раны, перевязали, одели лётчика в чистое бельё, напоили горячим молоком и укрыли. Спустя сутки советские войска заняли селение. Невдалеке от него оказался аэродром. Утром Гавриил Лазаревич запряг лошадь и повёз лётчика на аэродром. Там стоял полк, в котором служил Гаврилин. Талалов пришёл в полк и сказал: - Вот, доставил вашего героя вам. Героем считало Гаврилина всё село. Многие его жители видели, как дрался Гаврилин один против 4-х, как свалил 2-х немцев, как выпрыгнул немецкий парашютист. Колхозники схватили гитлеровца, а Гаврилина спрятали.

Вот и вся история. Остается добавить к ней в качестве эпилога разве только то, что Павел Гаврилин вскоре поправился и снова занял место в своей пилотской кабине. 20 лет спустя, благодаря журнальному репортажу "Вспомните, люди", Талаловы и Герой Советского Союза Павел Фёдорович Гаврилин снова встретились. Это произошло в посёлке Энем под Краснодаром, где нынче живут Талаловы. Гаврилин разыскал их и приехал повидать своих спасителей. И вот все трое снова вместе и вспоминают былые дни и далёкое селение, где они впервые встретились. Надо сказать, что Талаловы, укрывшие советского лётчика, были в селе не одиночками и не исключением. Многие жители посёлка, как и других крымских селений, помогали сражающейся армии.